?

Log in

No account? Create an account

ПУТНИК

Идущий за солнцем...

Previous Entry Share Next Entry
Рыночные СМИ :
putnik_76
Оригинал взят у ckychnovosti в Рыночные СМИ :
от  российских  деревень остаются одни названия.


Пустое место, где раньше была Россия .
Еще немного, и географическая карта нашего государства будет похожа на беззвездное небо.

-----------
По результатам последней Всероссийской переписи населения выяснилось, что почти 13% сельских населенных пунктов не заселены: 19,5 тыс. деревень существуют формально, по факту же они заброшены. При этом в более чем половине всех сельских населенных пунктов  проживают от 1 до 100 человек. Только в 5% сельских населенных пунктов численность населения превышает 1000 человек.

В тех селах, где еще остаются люди, жить становится все труднее. Школы и поликлиники закрываются. С 2000 года по 2014 год количество больничных учреждений сократилось более чем в четыре раза. В 2015 году дошкольным образованием были охвачены только 47,7% проживающих в деревнях детей. С культурной инфраструктурой положение еще печальнее.

Народ пьет и хулиганит: в последний год на селе отмечен рост преступности — с 462 тыс. до 508 тыс. случаев, то есть почти на 10%. Стабильно высоко число неблагополучных семей. Молодежи нечем себя занять, качество образования в сельских школах, как правило, низкое, возможностей для саморазвития никаких.

Типичный пример деградации — относительно крупный поселок Кестеньга Лоухского района республики Карелия. В советское время его можно было назвать динамично развивающимся, но с 1989 года население уменьшилось в 2,5 раза. И это только официально. На самом деле, по свидетельству местных жителей, половина из 800 прописанных взрослых фактически переехали в города. Многие дома брошены.

Остающиеся дома в Кестеньге отапливаются дровами — газа в селе никогда не было. Больницу и подстанцию Скорой помощи обещают закрыть с нового года. Останется только фельдшерско-акушерский пункт (ФАП). В помещении, где принимают больных, нет даже нормального туалета — вырыта яма. Рожать приходится ездить за 500 км. Тяжелобольные люди не могут получить помощь у себя в деревне. Врачи в ФАПе с облегчением говорят о тех, кто не мучился долго: ведь даже обезболивающих местная медицина в достаточном количестве не имеет.

И тут вспоминается недавняя идея Минздрава России о том, что в малонаселенных деревнях «нецелесообразно» иметь полноценную медицинскую службу, достаточно эдакого «пункта» с «базовым» набором лекарств и телефоном для вызова «скорой». Сколько эта «скорая» будет ехать по бездорожью и доедет ли вообще? Спасут ли лекарства, если у человека инфаркт, инсульт, перитонит? А врачи будут в это время успокаивать находящегося при смерти по телефону?

Реформа здравоохранения на селе абсолютно бесчеловечна. Вспоминается случай в довольно крупном поселке в Краснодарском крае: старику вызвали «скорую», у него была астма, и он задыхался. Но врачи сказали: у нас одна машина, а вызова сейчас два — к вам и к маленькому ребенку. Мы поедем к ребенку. Старик умер.

Не только здравоохранение в деревне умирает. Постепенно, по частям, уходит цивилизация. Так, тем же жителям Кестеньги (она всего лишь типичный пример, совсем не исключительный случай), чтобы попасть на прием в разные инстанции, необходимо добраться до райцентра. Но рейсовый автобус отменили. Сельчане ездят на автомобиле в складчину.

С работой на селе туго, а цены из-за дорогой логистики даже выше, чем в крупных городах. Процветает «отходничество»: на лето жители Кестеньги, например, традиционно отправляются в Финляндию, где устраиваются собирать клубнику и лесную ягоду. Но не всем русским крестьянам повезло жить рядом с заграницей и иметь возможность батрачить на финнов. В других регионах возвращаются к охоте и собирательству, живут с огорода, в общем, активно переходят на натуральное хозяйство. Дивные дела творятся: в Москве и Питере с их урбанистическими изысками — разгар XXI века, а отъедешь пару сотен верст — глубокое Средневековье, если не первобытное общество вперемежку с рабовладением.

Крупные агрохолдинги, которым активно помогает государство, социальные проблемы сел не решают. Они могут улучшить быт там, где действуют, но это относительно небольшие территории. В то же время остальные села деградируют, в том числе и в хозяйственном отношении: малое хозяйство не выдерживает конкуренции с агромонополиями, оно не может пробиться в торговые сети. Везет лишь единицам, да и то тем, кто работает вблизи крупных городов.

Заработные платы в сельском хозяйстве — самые низкие по сравнению с другими отраслями. В сентябре 2016 года среднемесячная зарплата в целом по экономике составила 36 тысяч (это по Росстату), а в сельском хозяйстве — 22 тысячи.

Сельские жители ощущают отсутствие социальных перспектив — и это фиксируют соцопросы. Уровень неудовлетворенности и неуверенности в будущем у них значительно выше среднероссийских показателей. Как одно из последствий — сохраняющиеся высокие показатели алкоголизма и взрывной рост численности больных наркоманией и токсикоманией. Только с 1995 по 2008 гг. численность больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с соответствующим диагнозом, среди сельского населения увеличилась в пять раз.

Проблемы деревни имеют исключительно оккупационную социально-экономическую природу, и они во многом созданы искусственно. Так, то же сокращение числа школ, поликлиник, больниц, запустение дорог и отмена транспорта идут куда более высокими темпами, чем естественное сокращение сельского населения. По сути эта «оптимизация» как раз и подстегивает отъезд людей в города.

 И как и во всех остальных случаях (распад промышленности, разрушение демографического и кадрового потенциала страны, «утечка мозгов» и т.д.) — это явление стратегически крайне опасно для России. Мы за 25 лет проели почти все, что создавалось в предыдущие 150 лет, начиная с Александра II и заканчивая последними генсеками. Но что мы будем есть и как мы будем жить, когда кончатся остатки резервов и советско-царского инфраструктурного наследия? Сейчас хоть кто-нибудь думает о том, к какой яме мы подходим?

http://www.mk.ru/politics/2016/12/21/pustoe-mesto-gde-ranshe-byla-rossiya.html

Факты   реализации оккупационной  политики  умерщвления  российского села подали четко, но  и тут вставили лажу о "СОЗИДАНИИ ЦАРСКОГО ВРЕМЕНИ" .  И что особенно цинично -  упоминание  главного романовского капитализатора России, политика которого привела к буквальному  рабовладельческому выжиранию  ресурсов деревни и русского крестьянства и , как следствие -     миллионным жертвам царских  голодоморов (на фоне жирения оборотистого дворянства и  мироедов агро-бизнеса). 

Особенно уморило "царское инфраструктурное наследие" !!! Это наследие  хорошо описано  в "непозитивных"  романах Андрея Платонова.

источник -
http://9e-maya.com/index.php?topic=8.msg1043516#msg1043516