?

Log in

No account? Create an account

ПУТНИК

Идущий за солнцем...

Previous Entry Share Next Entry
Советская цивилизация:
putnik_76
Оригинал взят у ckychnovosti в Советская цивилизация:
рассказы и сказки для детей начальной школы

Сергей и Матвей
На цветущий луг пришли два юноши — Сергей и Матвей.
— Какая красота! — прошептал Сергей. — Смотри, на зеленом
ковре будто кто-то выткал розовые, красные, белые, голубые
цветы.
— Действительно, буйная трава, — сказал Матвей. — Сюда
корову пустить — к вечеру будет два ведра молока.
— А пчелы звенят, будто арфа, — шептал Сергей, захвачен-
ный волшебной музыкой.
— И ульи бы сюда вывезти... Меда, меда сколько наносили
бы! — взволнованно говорил Матвей.
— И есть же такие люди, что не видят этой красоты, — шептал
Сергей.
— Пойду корову пригоню. Да и ульи привезу... — сказал Мат-
вей и пошел в село.

--------
Яблоня и забор

Посадил Человек во дворе яблоню. Растет Яблоня год, два. По-
явились на Яблоне первые цветы, завязались первые плоды. А Чело-
век — хозяин Яблони — был злой, жадный. Боялся он, кто-нибудь
из идущих по дороге людей сорвет яблочко. Поставил он высокий
забор. Отгородил Яблоню от дороги.
Прошло еще два года. Еще выше стала Яблоня, протянула ветви
выше забора, наклонилась над дорогой.
Стал строить злой Человек забор выше. Яблоня спрашивает:
— Зачем ты меня отгораживаешь? Ведь люди идут дорогой и ра-
дуются: какая красивая яблоня.
Человек ответил:
— Но ты моя Яблоня.
Яблоня не может понять. Смотрит она на синее небо, на яркое
солнце и спрашивает:
— А солнце чье? А небо чье?
Человек не мог ничего ответить.
----------
Самое красивое и самое уродливое

Мальчику задали в школе написать сочинение «Что ты знаешь о
самом красивом и самом уродливом». Долго думал Мальчик и не мог
сообразить, что в мире самое красивое и что — самое уродливое. Ему
казалось, что самое красивое — цветок сирени. А самой уродливой
казалась лягушка. Подошел к Дедушке, спросил: так ли это? Дедуш-
ка ответил: нет, не так.
— Самое красивое, — сказал Дедушка, — это человеческий
труд. А уродливое то, что пускает труд человеческий на ветер. Иди,
походи несколько дней по земле, и ты увидишь и то, и другое.
Пошел Мальчик. Идет полем. Видит, пшеничное поле желтеет, ни-
ва — колосок к колоску.
— Вот это и есть самое красивое, — думает Мальчик. — Ведь это
человеческий труд.
Идет дальше. Подходит к школе. Бегают дети, резвятся. Одна де-
вочка ест хлеб с маслом. Не доела, бросила кусок хлеба на землю, по-
бежала к подружкам.
— Это самое уродливое, — решил Мальчик. — Ведь она пускает
на ветер человеческий труд.

------------------
Сергейкин цветок

Сегодня предпоследний день занятий. Четверо мальчиков-третье-
классников пришли в школу рано утром. Сели под высоким дубом и
начали хвастаться подарками родителей.
Петро показал мальчикам ножик. Это был чудесный ножик с мед-
ной колодочкой: на колодочке нарисован конь, а на нем — всадник.
— Хороший ножик, — сказали ребята.
— Это мой ножик, — похвалился еще раз Петро.
Максим показал мальчикам фонарик. Такого фонарика ребята ни-
когда не видели. На белой ручке была вырезана удивительная птица.
— Хороший фонарик, — сказали мальчики.
— Это мой фонарик, — похвастался Максим.
Гриша показал металлического соловейка. Дотронулся до него
губами, и соловейко запел.
— Хороший соловейко, — сказали ребята.
— Это мой соловейко, — похвалился Гриша.
Мальчики ждали: что же в кармане у Сергейки?
Сергейка пригласил их:
— Пошли со мной.
Он повел ребят в заросли кустарника и показал цветок под
кустом акации. Это был прекрасный цветок. На его голубых лепестках
дрожали капли росы, а в каждой капле горело маленькое солнце.
— Какое чудо! — сказали мальчики.
— Но это же не т в о й цветок, — сказал Петро. — Ты же не мо-
жешь взять его с собой...
— А зачем мне брать цветок с собой? — удивился Сергейка.
— Ты не можешь поменять цветок на что-то другое, — добавил
Максим.
— А для чего мне менять цветок на что-то другое? — не понял
Сергейка.
— И я могу сказать: это мой цветок, — вставил Гриша.
— А разве от этого он станет хуже? — спросил Сережа.
----------------
Старая вишня

Недалеко от нашей хаты росла вишня. Старая-старая, уже поло-
вина веток совсем засохла, а на половине еще уродились вкусные
ягоды. Однажды весной зацвела только одна ветка. Отец хотел
срубить вишню, ведь умирает она... Но мать сказала:
— Не надо рубить. Эту вишню посадил еще твой дедушка.
Пусть уродятся ягоды на вот этой ветке...
В последний раз уродились вишни. Собрала мама косточки и
посадила в землю. Выросли из тех косточек молоденькие вишни.
Старая вишня засохла, а молодые уже цветут и плодоносят.
Вот так, как та вишня не умерла, а продлила свой род, так и
народ никогда не умирает. Пока живет народ, живет и Отчизна.
Будем беречь старое и древнее. Будем беречь то, чем дорожили
наши деды и прадеды. Это память народа. Ведь если потеряет
народ память, потеряет и любовь к своей родной Отчизне.
--------------
Чей родственник дедушка?

На краю села жили дедушка и бабушка. В годы Великой Оте-
чественной войны дедушка служил в армии, храбро сражался с фа-
шистами. В хате на стене висел его портрет, вся грудь — в орде-
нах.
Умер дедушка, а через год умерла и бабушка. Приехал из далеко-
го города родственник бабушкин — теперь хата принадлежала ему.
Он продал вещи — мебель, посуду, и саму хату тоже продал.
Пришли в хату новые хозяева — муж, жена и дочка-пионерка.
Хата пустая, только портрет дедушкин на стене висит.
— Портрет я сниму и на чердак заброшу, — стал извиняться
бабушкин родственник.
— Нет, пусть висит, — сказала мама девочки-пионерки. —
Сколько хата будет стоять, столько и портрет будет висеть.
— А разве он вам родственник? — спросил человек, только что
продавший хату.
— Он родственник всех честных людей, — ответила женщина.

--------------
Заболел врач

Это произошло в высоких Карпатских горах. После метели го-
ры покрылись туманом. Три дня шел снег, метелью занесло доро-
ги и тропки. К маленькому горному селу ни дойти, ни доехать, ни са-
молетом долететь.
В селе была больница. Там лежали семь больных. Одна малень-
кая девочка тяжело больна. Ей надо делать операцию.
И вдруг случилось несчастье: тяжело заболел врач. Он не мог
встать, все тело его горело, как в огне.
А в палате стонала девочка.
К дому врача пришло много людей. Они стояли в молчании и скор-
би. Люди ждали: может, врачу станет легче, может, он встанет и сде-
лает больной девочке операцию.
Квартира врача была рядом с палатой, где лежала девочка. На
рассвете, когда к врачу вернулось сознание, он услышал тихий стон.
Это стонала девочка.
Собрав все свои силы, доктор встал. Он надел белый халат. Его
поддерживали под руки медицинские сестры. Он сделал операцию.
Когда операция была закончена, доктор опять потерял созна-
ние. Он лежал в кровати, и некому было ему помочь, ведь другого вра-
ча в селе не было. А туман стоял такой густой, что к горному селу
нельзя ни подъехать, ни подойти, ни прилететь на самолете.
Ночью доктор умер.
А девочка выздоровела.
----------------------
Стук топора

В воскресенье девятилетний Яша возвращался с отцом из со-
седнего села. Они ходили к бабушке. Дорога шла через лес.
Стоял ясный весенний день. Жары еще не было, но солнышко
уже припекало. Под тенистыми деревьями было прохладно. Отец
сказал:
— Отдохнем немного.
Они сели на траву.
Вдруг услышали: где-то недалеко стучит топор.
— Кто-то дерево рубит, — сказал встревоженно отец. — Разве
можно это делать? В этом лесу рубить деревья запрещено. Пойдем,
Яша, быстрее, поймаем вора.
Быстренько встали и пошли туда, откуда доносился стук топо-
ра. Вот уже и людей видно. Возле стройного дубка двое. Один ру-
бит, другой отдыхает.
Яша видел, что отец все больше волнуется.
— Так можно и лес уничтожить, — с возмущением говорил он.
Но, когда отец с сыном подошли к людям так близко, что их
можно было узнать, отец вдруг наклонил голову и сник. Ему стало
как будто стыдно. Он спрятался за кустами и Яшу за собой увел.
— Дядя Николай рубит... — вздохнув, промолвил отец. — Пой-
дем домой, сын.
Тихо, чтобы остаться незамеченными, отец вышел из леса и
сына повел за руку.
Яша не мог понять, почему отцовское возмущение сменилось
неловкостью. Он спросил:
— Папа, это же воры?
Отец молчал.
------------------
Портрет сына

На проходной завода много лет дежурит старый рабочий Иван
Дорофеевич. Он проверяет пропуска.
Рядом с проходной Доска Почета. На ней портреты лучших ра-
бочих. Уже два года на Доске Почета портрет Ивана, молодого
токаря, сына Ивана Дорофеевича. Радуется сердце старика, когда он
смотрит на портрет сына.
Но вот уже несколько дней Иван Дорофеевич, всматри-
ваясь в портрет сына, не радуется, а хмурится. Ему тяжело смотреть
на портрет сына. Он оставил жену с маленьким ребенком и ушел
к другой.
К проходной подошла сынова жена. Увидела Ивана Дорофееви-
ча и, наклонив голову, не поздоровавшись, прошла, показав пропуск.
В ее глазах Иван Дорофеевич увидел страдание.
Он взял маленькую лестницу, поставил к Доске Почета, снял
рамочку с портретом сына, вынул портрет из рамки — разорвал его на клочки.
--------------
Ваня Старший и Ваня Младший

Это было в Белоруссии в мрачные дни войны. Фашисты сожгли
село Ивановку, убили многих ни в чем не повинных стариков, жен-
щин, детей. Убили за то, что они сочувствовали партизанам.
Чудом спаслись от смерти два девятилетних мальчика — два
Вани. Оба они были маленькие и очень похожи друг на друга. Раз-
личить их можно было только по глазам: у одного Вани глаза синие,
а у другого — черные.
Долго сидели мальчики у дымящихся развалин, плакали, а по-
том решили: будем пробиваться через линию фронта к своим, к со-
ветским солдатам. Будем воевать вместе с ними против фашистов.
Отомстим за кровь матерей.
А до линии фронта идти двести километров. Стали думать маль-
чики: кто же из них будет старшим в этом трудном походе? Ведь
без старшего нельзя.
Ваня с черными глазами сказал:
— Я буду Старшим.
Ваня с синими глазами подумал и сказал:
— Хорошо, я буду Младшим.
И вот они вышли в далекий и трудный поход. Шли, взявшись
за руки. А как только угрожала какая-нибудь опасность, Ваня
Старший шел впереди, а Ваня Младший — за ним. Они шли и шли,
не боясь ни зноя, ни холода. Их израненные ноги кровоточили, вос-
паленные глаза болели от ветра, но мальчики стойко переносили
все тяготы и лишения своего похода. На каждом шагу их подсте-
регала смерть, но они презирали смерть, и поэтому она их никак
не могла схватить в свои железные когти.
Они стали мужественными и отважными.
Ваня Старший стал мужественным и отважным. потому, что он
чувствовал: я в ответе за жизнь Вани Младшего. А Ваня Младший
стал мужественным и отважным потому, что чувствовал: за меня
отвечает Ваня Старший.
Человек становится непобедимым, если он чувствует, что отве-
чает за чью-то жизнь. Человек становится также непобедимым,
если он чувствует, что кто-то отвечает за его жизнь. Не страши-
тесь становиться Старшим, не опасайтесь быть и Младшим. Глав-
ное — чтобы  человеком.
-------------------
Оксаны в хате уже не было

Молодая женщина Марина сидела у стола и вышивала. На сто-
ле перед ней лежали нитки, иголки. Среди стола — деньги, рублей
двадцать.
К Марине пришла ее соседка Оксана — тоже молодая женщи-
на. Их хаты стояли рядом, и дети учились в одной школе.
Оксана попросила у соседки нож для резки капусты. Нож был
в погребе. Марина положила на стол шитье и сказала:
— Сейчас пойду в погреб, найду нож.
Она взяла со стола деньги, зажала их в руке и ушла за ножом.
Вернулась через минуту. В левой руке у нее был большой нож,
которым в селе осенью секут капусту, чтобы сложить ее в бочку.
Оксаны в хате уже не было. Марина стояла, потупив глаза.
Тяжелыми, медленными шагами она подошла к столу, села на стул,
облокотилась. Из ее правой сжатой руки на стол выпали деньги.
----------------
Огурцы вокруг колодца

Живет в нашем селе человек по имени Матвей. У него двое ре-
бят, в школу ходят — в первый и в третий класс.
Когда-то, в давние времена, может быть, еще дед Матвеев вы-
копал среди двора колодец. Вода в нем оказалась такой вкусной,
что со всей улицы ходили люди к Матвееву колодцу.
Но вот не понравилось Матвею, что люди к нему во двор захо-
дят, ворота открывают и закрывают, воду несут. Запретить бы во
двор заходить — боится Матвей: будут ругать люди. И он решил
сделать вот что.
Как только сошел снег с земли, Матвей вскопал двор вокруг ко-
лодца и огурцы посадил. Взошли огурцы, зеленые и сочные стебли
раскинулись по земле сплошным ковром. Придет кто из соседей за
водой, посмотрит на зеленые стебли и назад возвращается: неудоб-
но же топтать растения.
Так и перестали люди во двор к Матвею заходить. Тихо, спо-
койно стало во дворе. Но вот дети пришли однажды из школы за-
плаканные.
— Почему вы плакали? Что случилось? — спрашивает мать.
— Над нами товарищи смеются... Говорят...
— Что же они говорят?
— Говорят, что наш отец бесчеловечный.
Мать вздохнула, села у окна и долго смотрела на зеленые огурцы.
----------------
Жестокость

Летним днем пятилетний Яша пошел с отцом на пруд купаться.
Приятно было плескаться в теплой воде, пересыпать горячий песок.
Обрывистым берегом пруда бежал маленький щенок. Вдруг он
поскользнулся и упал в воду. Возле отвесной стены пруд очень
глубокий. Яше было больно слушать жалобные повизгивания ма-
ленького щенка. Он как будто звал на помощь. Но мальчик не умел
плавать. Он умолял отца:
— Папа, спасите щенка... Он же утонет.
Отец ответил:
— Всех не спасешь...
Щенок взвизгнул и утонул. Над прудом стало тихо.
Яша заплакал.
Прошло много лет. Яша стал взрослым человеком — Яковом
Ивановичем. Он построил себе дом. У него был пятилетний Ивась.
Стояла лютая зима. От мороза трескалась земля. Однажды под
вечер началась метель. Кто-то постучал в окно.
— Кто там? — спросил Яков Иванович.
— Пустите, люди добрые, погреться... Мы путники... Замерза-
ем. Спасите...
— Всех не спасешь, — тихо сказал Яков Иванович, а вслух
произнес:
— Идите себе дальше... У нас тесно...
— Папа, почему вы их не пустили? — спросил Ивась. — Они
ведь погибнут от холода.
— Всех не спасешь, — еще раз сказал отец.
Ивась заплакал.
-----------------------
Просьба внука

К дедушке Тарасу пришли на колхозный баштан трое внуков — Петя,
Ивась и маленький Тарасик. Долго гостили они у дедушки. Угощал
он внуков и арбузом, и дыней, и медом, и яблоками, и вишневым
соком.
На прощание каждому дал по большому арбузу. Проводил внуков
за курень, к кустарнику, который рос рядом с баштаном. Дедушка
уже подходил к куреню, вдруг слышит: Тарасик, семилетний внук,
возвратился из кустарника и окликает:
— Дедушка Тарас!
Дед спрашивает:
— Что такое, Тарасик? Почему ты возвратился?
— Позвольте нам, дедушка, все же один арбуз украсть...
От неожиданности дедушка растерялся. Уже рот открыл, что-
бы накричать: «Ах, бессовестные, разбойники, ворюги...», но, взглянув на умоля-
ющие глаза Тарасика, на его облупленный от жары нос, что-то
вспомнил и, подавив улыбку, сказал строго:
— Смотрите мне... чтобы не больше одного арбуза... И берите...
то есть крадите, вон с той стороны...
Дед Тарас отвернулся и пошел в курень, улыбаясь и вспоминая свое детство.
Внук Тарасик, подпрыгивая, побежал к кустарнику сообщать товарищам
радостную весть...
-----------------------------
Именинный обед

У Нины большая семья: мать, отец, два брата, две сестры, ба-
бушка. Нина самая маленькая: ей девять лет. Бабушка самая
старшая; ей восемьдесят два года. Когда семья обедает, у бабушки
дрожит рука. Все к этому привыкли и стараются не замечать. Если
же кто-нибудь посмотрит на бабушкину руку и подумает: почему
она дрожит? — рука ее дрожит еще сильнее. Несет ложку бабуш-
ка — ложка дрожит, капельки на стол капают.
Скоро день рождения Нины. Мать сказала, что на ее именины
будет обед. Она с бабушкой испечет большой сладкий пирог. Пусть
Нина пригласит своих подруг.
Пришли гости. Мама накрывает стол белой скатертью. Нина поду-
мала: и бабушка за стол сядет, а у нее рука дрожит. Подруги смеять-
ся будут, расскажут всем в школе.
Нина сказала тихонько маме:
— Мама, пусть бабушка сегодня за стол не садится...
— Почему? — удивилась мама.
— У нее рука дрожит... Капает на стол...
Мама побледнела. Не сказав ни слова, она сняла со стола белую
скатерть и спрятала в шкаф.
Потом долго сидела думала молча, и сказала:
— У нас сегодня бабушка больна. Именинного обеда не будет.
Поздравляю тебя, Нина, с днем рождения. Мое тебе пожелание:
будь настоящим человеком.
----------------------------
Остановленная рука

Мама привела пятилетнего Митю в парк. Они долго ходили по
узеньким каменистым дорожкам, а потом сели отдохнуть на лавочке.
Откуда ни возьмись — кошка. Села рядом с Митей и мурлычет,
смотрит на мальчика.
Митя улыбнулся, его рука потянулась к кошке. Но мама отвела
Митину руку в сторону. Она не позволила ему погладить кошку.
Кошка поднялась, подошла к Мите и, прикоснувшись к нему
боком, замурлыкала еще громче.
Митя поднял руку, уже дотронулся до кошки, но мать ударила его
по руке и сказала:
— Не трогай гадость всякую...
У Мити на глазах заблестели слезы.
Через несколько дней мама с Митей снова пришли в парк. В этот
день в парке гуляло много детей. Один маленький мальчик, лет
трех, нечаянно наступил Мите на ногу. Митя сердито взглянул на
мальчика и толкнул его в спину. Мальчик заплакал.
— Ты почему обижаешь мальчика, Митя? — с изумлением спро-
сила мама.
— А что же он на ногу наступает... Гадость всякая...
-------------
Коле стало легче

По дороге в школу шестиклассник Коля встретил на мосту через
пруд бабусю Марину. Он хорошо знал бабусю, жила она рядом с
домом его родителей.
Бабуся несла узелок, завязанный в белый платочек. На мосту
узелок развязался, и на дорогу высыпался лук. Крупные желтые
луковицы раскатились далеко, одна упала с моста в пруд. Бабуся рас-
терялась, она не знала, что делать.
Коле стало смешно. Он громко рассмеялся и убежал. Услышав
смех, бабуся Марина подняла глаза, посмотрела на мальчика
и покачала головой. Оглянувшись, Коля увидел в ее глазах боль
и упрек.
В школе он не мог забыть бабусю. Теперь ему уже не смешно
было. Мальчику казалось, что бабусины глаза с болью и упреком
заглядывают ему в душу.
Что-то будто сжимало сердце Коли. Ему хотелось сразу же пойти
к бабусе и попросить прощения. «Вот сегодня вечером и пойду», —
подумал он.
Но прошел вечер, потом еще один день, потом другой, а он так
и не решался пойти к бабусе попросить прощения. Через несколько
дней мама, возвратившись с работы, сказала:
— Бабуся Марина умерла...
Эта весть ошеломила мальчика. Он почувствовал, будто в груди
перевернулось что-то горячее, и сердце забилось быстро-быстро...
Мальчик заплакал.
— Что с тобой? — спросила мама.
Коля рассказал обо всем, что случилось. Мать вздохнула и
сказала:
— Будут хоронить бабусю — пойди за ее гробом. Когда гроб
опустят в могилу — брось горсть земли и скажи: «Простите, ба-
буся...»
— Но разве она теперь услышит? — прошептал Коля.
— Она не услышит, но солнце  будет светить тебе снова.
--------------------

Четыре ветра и материнское горе

Под Полтавой живет Мария, мать четырех сыновей — Остапа,
Николая, Сергея и Юрия. Все четыре сына ее погибли в битве за
родную Отчизну.
Самый старший Остап — черноусый и черноглазый — сложил
голову на севере, где-то в холодном Белом море.
На год моложе его белокурый и синеглазый Николай полег где-то
на востоке, в боях за Волгу.
Еще на год моложе русый и с глазами будто терн Сергей погиб на
корабле в теплом Черном море, где-то далеко на юге.
А самый маленький, семнадцатилетний Юрасик, тоненький, как
стебель камыша, такой же черноокий, как и Остап, похоронен на
западе, в Карпатских горах.
Выйдет на рассвете из хаты мать Мария и прислушивается, откуда
ветер сегодня.
Если с севера ветер, говорит мать Мария: сегодня мне от Остапа
черноглазого весточка...
Если с востока повеет, говорит мать Мария: сегодня от Николая
синеглазого весточка...
Если с юга ветерок долетает, говорит мать Мария: сегодня от Сер-
гея терноокого весточка.
Если с запада ветер тревожный зашумит в листьях тополя, гово-
рит мать Мария: сегодня мне самый маленький, мой Юрасик, дитятко
мое, шлет привет...
А когда тишина вокруг, когда лист не шелохнется, когда стебель
травы не заколышется — боль сжимает сердце матери Марии. Выйдет
на шлях полтавский мать Мария, взглянет на далекий
горизонт, тихо шепчут ее уста:
— Почему забыли обо мне сыновья мои милые?
И летит над мирами крик сердца матери Марии, и та-
кая огромная сила боли этой материнской, что уже через миг приле-
тает и ласкает седую косу ласковый ветер — то ли с запада, то ли с
юга, то ли с востока, то ли с севера.
--------
Сад героев

В один из теплых дней мы с вожатой Олей повели детей в "Сад Героев". Это памятник славы, созданный ученическим коллективом школы на том месте, где во время фашистской оккупации, поздней осенью 1941 г., разыгралась трагедия, полная героизма и самопожертвования. Вырубив колхозный сад, фашисты создали здесь лагерь для военнопленных. За колючей проволокой, под открытым небом, были обречены на смерть 6 тысяч раненых, голодных, раздетых бойцов и офицеров Советской Армии. Люди были лишены воды, в холодные осенние ночи они собирали иней с мерзлой земли, ели траву. Ежедневно умирали десятки военнопленных. Фашисты ждали, когда погибнут все, чтобы потом подорвать рядом с лагерем склад авиабомб и обвинить советские войска: это они, мол, с самолетов сбросили бомбы убивая своих же людей.
Советские патриоты создали в лагере тайную организацию, готовившую массовый побег. И вот в холодную ночь, когда тысячи людей дрожали под дождем и ветром, в 20 местах к колючей проволоке поползли бойцы и офицеры. Они шли на смерть: легли на проволоку, что бы через их тела вырвались в степь многие их товарищи. Больше 4 тысяч человек нашли в ту ночь приют у колхозников, их не смогли найти ни гестаповцы, ни изменники-полицейские. 400 героев отдали свою жизнь за то, чтобы 4 тысячи обреченных на смерть снова взяли в руки оружие и стали в ряды бойцов за свободу Родины.

-----
Экскурсия в Одессу 1964 год.

После окончания восьмого класса мы с детьми поехали на экскурсию в Одессу. Увидели много хорошего (вообще все поездки по родной стране я считаю прежде всего открытием великой человеческой красоты), но увидели и плохое.

Рядом с прекрасными санаториями и домами отдыха вились узенькие улочки: за высокими, трехметровыми каменными заборами созревали янтарные гроздья винограда, персики и яблоки, а на широких стенках этих заборов, похожих на средневековые крепости, мы увидели острые осколки разбитых бутылок, металлические ежи — все это навечно залито цементным раствором (что бы не лазили дети). Потрясенные, мы стояли перед этими мещанскими крепостями и читали таблички с поэтическими названиями улиц и переулков: Гвоздичная улица, Клубничный переулок, даже... Педагогическая улица.

Как быть? Пожать плечами и отвернуться, пойти к морю, любоваться прибоем? Нет, невозможно примириться. Поехали в городской Совет, там к гневным словам прислушались, пообещали поговорить с людьми, которые за табличками с такими милыми, поэтическими названиями улиц устроили свои мещанские бастионы....

Из сборника былей и сказок для младших школьников В.А. Сухомлинского
http://9e-maya.com/index.php?topic=790.msg1035863#msg1035863